Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 51

«Катюша» - оружие Победы

«Катюша» - оружие Победы - 3.8 out of 5 based on 5 votes

История «катюши» полна белых пятен и спорных моментов, поэтому однозначный рассказ про это легендарное оружие написать довольно сложно. Одни авторы начинают эту историю с далеких предтеч, другие — включают в число создателей грозного оружия фигуры второстепенные, чей бесспорный вклад не имел решающего значения. Летят годы, появляются новые статьи, продолжаются споры, не утихают страсти.

 

Покой и ясность могла бы внести публикация беспристрастных архивных документов, но, увы, большинство или затеряно, или уничтожено. Рукописи сами не горят, но их сжигают. Правда, кое-что удалось обнаружить.

«Катюша», реактивный миномет: создатели легенды

Для начала давайте познакомимся с шестью гениальными инженерами, создавшими знаменитую «Катюшу»:

  • Николай Иванович Тихомиров (1860-1930),
  • Борис Сергеевич Петропавловский (1898-1933),
  • Георгий Эрихович Лангемак (1898-1938),
  • Владимир Андреевич Артемьев (1885-1962),
  • Иван Терентьевич Клейменов (1899-1938),
  • Юрий Александрович Победоносцев (1907-1973).

Также нельзя забыть про участие в проекте А. Г. Костикова. Однако фигура эта довольно неоднозначная. В редакцию Большой Советской Энциклопедии в 1957 году пришло письмо от академиков Глушко и Королева, в котором они утверждали, что Костиков пытался дискредитировать главных авторов установки, выставить их врагами народа. Однако думается, миф о Костикове одним этим документом не истребить.

Письмо двух ученых, к сожалению, не получило широкой огласки, быть может потому, что сами авторы не настаивали тогда на его публикации, а лишь просили «учесть изложенное». Конечно, упоминание имени лжесоздателя «катюши» резко сократилось, но не более того. Некоторые авторы, полагавшие, что гений и злодейство могут прекрасно совмещаться, рассуждают примерно так: «Да, Костиков — плохой человек. Но ведь тогда многие страдали шпиономанией.

Глушко и Королев совершенно справедливо его ненавидят, поскольку именно он виноват в их аресте. Однако кроме нравственной есть и инженерная сторона дела. Лангемак и Клейменов были посажены в 1937 году, а «катюша» вступила в строй перед самой войной. Значит, Костикова, ставшего начальником Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ), от этого достижения инженерной мысли никак не устранить. К тому же и авторское свидетельство на изобретение «катюши» выдано ему. Таковы факты.

Факты

Разберемся с фактами. А. Г. Костиков начал работать в РНИИ с 1934 года, сразу после окончания Военно-инженерной академии им. Н. Е. Жуковского. Через год ему поручается самостоятельная тема: «Разработка насоса для подачи топлива в кислородный жидкостный ракетный двигатель». Ничего путного сделано не было. В 1936 году он берется за другую работу: «Исследование теплового баланса кислородного ЖРД». Сохранившиеся черновые записи убеждают в том, что и здесь успех был невелик.

В 1937 году начальник института И. Т. Клейменов провел реорганизацию: вместо 5 отделов образовалось 10 тематических групп. Все это было сделано для того, чтобы не загружать творческих сотрудников административными функциями. Решив использовать А. Г. Костикова хотя бы на организационной работе, Иван Терентьевич назначил его начальником группы ЖРД.

Но вскоре Костиков оказался не у дел. Возможно, именно в этот момент он сменил амплуа, переключившись с исследовательской работы на эпистолярный жанр — составление так называемых «сигналов». Результаты не замедлили сказаться: были арестованы Клейменов и Лангемак, а Костиков становится главным инженером.

Нужно отметить, что «смена» состоялась в очень выгодный для Костикова момент, поскольку отработка реактивных снарядов РС-82 (калибр 82 мм) и РС-132 (калибр 132 мм) была уже завершена. Конструкторской и технологической документации на их изготовление был присвоен литер «А», это означало, что контрольный экземпляр чертежей ушел к заказчику и завод-изготовитель был обязан теперь согласовывать с ним любые отклонения.

В сущности, оставалось только удлинить обечайки ракетных камер для увеличения заряда и заменить осколочно-фугасные боеголовки на более мощные. Эту операцию проделал завод имени Владимира Ильича. Таким образом, были получены характеристики реактивных снарядов «катюши», оружия, которое практически сохранилось неизменным до конца войны.

Настала пора провести войсковые испытания. Для РС-82 они начались еще при Клейменове и Лангемаке, а для РС-132 произошла задержка из-за несвоевременной поставки пороховых шашек. Новое руководство института попыталось отложить испытания под тем предлогом, что еще недостаточна надежность реактивных снарядов.

А. Г. Костиков сообщал руководству, что имеются случаи резкого повышения давления при сжигании пороховых шашек, а потому следует «испытания PC, особенно с самолетов, при условии, что ракетный снаряд состоит из 34 шашек пороха... воспретить, если температура окружающей среды воздуха в тени превышает 20-23°С».

Выдвинутое температурное ограничение было равносильно заявлению о недопустимости войсковых испытаний. Но они все же состоялись благодаря принципиальности и настойчивости, проявленным Ю. А. Победоносцевым, и реактивная артиллерия была принята на вооружение в середине 1938 года.

Гражданское мужество Победоносцева можно оценить по достоинству, лишь учитывая обстановку, сложившуюся тогда в институте. Началась травля многих творческих работников. Так, например, два расширенных заседания Научно-технического совета, 13 и 20 февраля 1938 года, были посвящены «делу» В. П. Глушко. Чего только ему не приписывали выступавшие «ученые мужи»:

  1. и то, что он вместе с «врагом народа» Лангемаком выпустил книгу, раскрывшую многие секреты,
  2. и то, что не ведет общественной работы,
  3. и даже то, что задолжал в кассе взаимопомощи, чем выразил пренебрежительное отношение к общественности.

Лишь профессор М. А. Петров, работавший в институте по совместительству, пытался доказать, что вышедшая книга не раскрывает никаких секретов. Наверное, он один и воздержался, когда Костиков поставил на голосование резолюцию, выражающую недоверие Глушко. Все остальные ее поддержали. Через несколько дней Валентина Петровича арестовали. А вскоре был разоблачен и другой «враг народа» — Сергей Павлович Королев.

Работы продолжаются

В конце 1938 года по договору с Главным артиллерийским управлением требовалось провести широкие полигонные испытания РС-132 с самоходных пусковых установок. Их разработка не представляла большой сложности. Еще раньше, в 1934 году, Лангемак утверждал: «На деталях устройства ракетных орудий мы не останавливаемся, так как оформление их применительно к заданию является предметом простейшего конструирования».

Ведущий по теме инженер И. И. Гвай направил заказчику составленный им проект пусковой установки за одной своей подписью. Возможно, начальство не собиралось делить с ним ответственность, так как настаивало на надежности снарядов.

Предложение Гвая было таким: разместить 24 направляющих поперек автомашины в два ряда. Для этой цели как нельзя кстати подходили двухметровые направляющие ракет, уже использовавшиеся в авиации. Вся работа свелась к изготовлению трубчатой рамы, двух опорных кронштейнов для нее и ручного механизма для вертикальной наводки. Горизонтальная наводка осуществлялась поворотом автомашины. В сентябре 1938 года были оборудованы две установки, и в конце года с них были произведены залповые стрельбы.

В пояснительной записке к проекту Гвай перечислил преимущества залповой стрельбы по площадям с самоходных установок. Он не внес дополнительных оригинальных идей к тому, что было известно, но изложил эти преимущества достаточно убедительно.

Испытания показали недостаточную кучность стрельбы, но удовлетворительную надежность снарядов. Главное артиллерийское управление дало указание:

  • форсировать работы;
  • ввести в пусковую установку поворотную раму для горизонтальной наводки;
  • увеличить длину направляющих в соответствии с рекомендацией Ю. А. Победоносцева.

А. Г. Костиков понял высокую перспективность залповой стрельбы с самоходных установок и обратил внимание на то, что идея такой стрельбы не запатентована. Он решил оформить ее в качестве изобретения. Девятого апреля 1939 года в Отдел изобретений Народного комиссариата обороны была направлена заявка двух авторов — А. Г. Костикова и И. И. Гвая.

В дальнейшем к ним присоединился заместитель начальника одного из отделов Главного артиллерийского управления В. В. Аборенков. В деле этой заявки (№ 216662) не сохранились документы, связанные с ее рассмотрением, а потому оценить, какой вклад внес «третий нелишний», не представляется возможным.

Всем троим было выдано авторское свидетельство № 3338 с такой формулой: «Механизированная установка для стрельбы ракетами, химическими, фугасно-осколочными, зажигательными и прочими снарядами различных калибров, смонтированная на подвижной платформе грузового автомобиля, гусеничной повозке или прицепе, отличающаяся тем, что отдельные секции пусковых станков установлены в два ряда на раме, имеющей возможность через механические приводы от рукояток совершать вращение для вертикальной наводки вокруг оси с опорами на кронштейнах рамы и в горизонтальной плоскости вместе с рамой вокруг штыря, укрепленного на раме платформы подвижной тележки».

Как известно, изобретение начинается после окончания ограничительной части формулы и перехода к ее отличительной части, одним словом, после слова «отличающаяся». Исходя из этого, три автора установки могут с таким же правом называться изобретателями «катюши», реактивного миномета, как человек, первым разместивший кнопки на телефонном аппарате – изобретателем телефона. Таковы факты.

Захватив руководство институтом, Костиков не сумел нацелить коллектив. В акте обследования института, произведенного в сентябре — ноябре 1940 года, в частности, сказано: «При этом PC и БЕТАБ (бетоно-бойные авиационные бомбы) сданы на вооружение в 1936—1937 годах и израсходовано за 1924—1937 годы 12 970 тысяч рублей, а за 1938—1939 годы и 9 месяцев 1940 года израсходовано 24 600 тысяч рублей и ничего на вооружение не сдано, за исключением сдачи в серийное производство автоустановки, затраты на которую выразились в 674 тысячи рублей, что составляет от всех затрат за 1938—1940 годы 3 процента».

По приказу Народного комиссариата боеприпасов от 29 ноября 1940 года начальник института был снят, А. Г. Костикову был объявлен выговор, а в начале 1941 года было принято решение о его замене «более подходящим товарищем», однако оно осталось на бумаге.

Как вспоминает один из сотрудников РНИИ, Ф. Н. Пойда, в начале войны нарком П. Н. Горемыкин все же решил отстранить Костикова от работы, но когда он принес Г. М. Маленкову приказ для согласования, тот замахал руками: «Только что поступило сообщение из-под Орши, где был дан залп из установок Костикова по фрицам. Фрицы в панике бегут, материальная часть и техника у фрицев горят. Иду на доклад к Сталину. Костикову надо присвоить Героя». Вскоре Костиков становится начальником института, но ненадолго.

Еще раз тучи над головой «изобретателя» «катюши», оружия Победы, сгустились в феврале 1944 года, когда постановлением Государственного Комитета Обороны он был все же отстранен от руководства институтом за развал работы, граничащий с преступлением, и два месяца находился под арестом. Но украденная у загубленных им людей слава спасла его и на этот раз.

Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии первой степени, генерал-майор, член-корреспондент АН СССР Андрей Григорьевич Костиков мирно скончался в декабре 1950 года. Пора уже, видимо, восстановить справедливость и назвать не только, имена создателей «катюши», но и тех, кто лишил их благодарности современников и потомков. Это поправить можно. Но многое уже не изменить.

Кто знает, если бы Клейменов, Королев, Глушко и другие продолжили успешно начатые в РНИИ работы, то, возможно, к началу войны наша армия имела бы: ракетный истребитель-перехватчик, крылатую ракету весом 150, кг с дальностью полета 50 км, управляемую крылатую ракету класса «воздух-воздух» — все эти разработки были в ближайших планах инженеров.

Оцените материал
Прочитано 12482 раз